"SNOW DOGS - 2005"
 ПОЕЗДКА НА ЗИМНИЙ МОТОСЛЕТ ГЛАЗАМИ УЧАСТНИКА СОБЫТИЙ.

Виктор "Гарын" (NWMG-Белгород, Россия), Саша "Маклауд" (RAmcc - Гродно, Беларусь), Роман Иваныч (RAmcc - Минск, Беларусь), Костя "Кот" (RAmcc - Одесса, Украина).
Текст: Виктор «Гарын» Плотников (NWMG-Белгород)

«Будь моя память не такой немощной, я бы не пожалел времени,
чтобы пересказать здесь всё то, что сообщает история
о бесконечно разнообразном использовании боевых колесниц,
у всякого народа и во всякий век имевших свои особенности
в устройстве, и насколько они были полезны
и, как мне кажется, необходимы…»
Мишель Монтень. «Опыты» Том 3-й

 

С Димой «Гором» я познакомился в Кронштадте на конференции руководителей байк-объединений. Это было в 2000 году. С той поры наши пути пересекались то там, то сям; как это обычно бывает в кочевой байкерской жизни. Как-то в журнале увидел знакомое имя. Это была статья о зимнем мотослёте «Elefant Treffen», проходящем уже почти полвека в Германии, куда Гор «сотоварищи» из родного Тольятти добрался на «Днепре» с коляской. Почему «Слоны»? У них кожа толстая. Как раз для зимы. Вот она – немецкая логика!
Сказать честно, со стороны это событие показалось мне авантюрой, лишенной смысла: «Чудят буржуи!» Ан нет. Оброненные в немецкий снег семена дали неожиданные всходы, и в прошлом 2004 году «Гор» предложил посетить первый российский слёт любителей зимнего катания на мотоциклах «Snow Dogs». И снова идея показалась неудачной шуткой. Ближе к новому году «Гор» позвонил опять, угрожал: «Не приедешь и в этот раз – прокляну!» Что поделаешь, надо ехать. Думал, сяду на паровоз, возьму пивка… И тут как на зло – то очередная статейка про европейских «слонов», то до неприличия сухой асфальт, то январский «плюс» по Цельсию… А чем мы хуже? Короче говоря, на каком этапе заболевания зародилась мысль о том, что на мотослёт – пусть и зимний – нужно ехать на мотоцикле, сказать трудно.
Говорят, «русские долго запрягают…» У нас же всё происходило стремительно. Едва ли не за неделю до старта коллективными усилиями представителей Ассоциации Байкеров Белгорода собрали «Урал» с коляской, провели переговоры со спонсорами (лишний повод сказать «спасибо» компании «Квил»), вытащили из сундуков всё, что хоть как-то вяжется с понятием «тёплая одежда» и в путь.
Если когда-нибудь в жизни я стану свидетелем подобного рода сборам в зимнюю поездку на мотоцикле, я сам лично надену смирительную рубашку на этого человека.
Тревожный колокольчик прозвенел за пару дней до старта, когда столбик термометра стал медленно ползти вниз, но в суматошной горячке этот предупреждающий знак свыше замечен не был. Стартовали мы при минус пяти, по чистому асфальту и, видимо воспринимая благосклонность небес, как нечто причитающееся и данное нам на века, через десяток километров пришли к выводу, что, конечно, «не май месяц», но «в принципе нормально». Всё в рамках ожидаемых неудобств. Первого преимущества мы лишились в Губкинском районе – здесь лежал снег. Плотный, укатанный – он не стал камнем преткновения и даже привнёс определённое разнообразие в процесс управления мотоциклом с груженным боковым прицепом. Тем не менее, поездка проистекала вполне размеренно, я бы даже сказал рутинно, и до первого чек-пойнта на границе трёх областей в посёлке Горшечное мы добрались без особых проблем.
Здесь уместно сделать отступление и сказать несколько слов об участниках экспедиции. Инициатором «броска на восток» выступила Ассоциация Байкеров Белгорода, но до последнего момента вопрос об окончательном составе экипажа оставался открытым. В конечном итоге в него, кроме автора этих строк, вошёл ещё один представитель «А.Б.» Александр «Чуй» Чуйков. Было бы полным безумием отправляться в такую поездку одним транспортом, а потому в посёлке Горшечное (примерно 140 км от Белгорода) на стыке Белгородской, Курской и Воронежской областей была запланирована встреча с курским мотоэкипажем в составе двух человек из Ордена Свободных Туристов «Мустанги» Николаем Владимировичем и Николаем Сергеевичем. В качестве средства передвижения коллеги выбрали мотоцикл «Урал-Волк», оснащённый коляской производства завода «ИЖ». Встреча произошла с отставанием от графика в 20 минут, что в целом подтвердило правильность предварительных расчётов.
Да, замахнулись мы до самонадеянности сильно и широко. Это теперь, с опытом пережитого, приходит осознание, но в том день мы всерьёз планировали добраться до Тамбова. Даже в более подходящий для передвижения на мотоцикле сезон 600 км для «Уралов» – дистанция не шуточная. А тут всё-таки зима – тем более не до смеха. Берусь предположить, что расслабляющий процесс эксплуатации японского мотоцикла и острое желание открыть сезон в январе способствовали утрате чувства реальности. Но суровая проза жизни быстренько расставила всё по местам. Первым начал кокетничать «Голубой Щенок», как ласково прозвал свой мотоцикл его хозяин. Натужно и громко «запела» его коробка передач. Дополнительные порции трансмиссионного масла не дали ожидаемого результата – обворожительное «акапелло» сопровождало нас всю дорогу, ненадолго прерываясь по своему усмотрению. Следом дал о себе знать двигатель, начав лить моторное масло на ноги водителя из-под обеих головок цилиндров. Но нет худа без добра. Очаровательные онучи, изготовленные из полиэтиленовых пакетов и скотча, не только дополнили оригинальность экипировки и защитили обувь от потоков горюче-смазочных материалов, но и значительно повысили теплозащиту нижних конечностей. Путь продолжался.
Следует отметить, что до Воронежа наша кавалькада воспринималась окружающими без особого ажиотажа. Если для городского жителя мотоцикл зимой – это способ экстрима или эпатажа, то в сельской глубинке круглый год существует масса весьма разумных поводов для того, чтобы завести мотор. Наше же появление на воронежских улицах вызывало либо улыбку прохожих, либо провоцировало выразительную артикуляцию словесных выражений, транскрипция которых в данном издании неуместна. Наиболее забавно происходили сцены уточнения маршрута. Здесь без удивленных возгласов и расспросов было не обойтись.
Ближе к 16 часам Воронеж остался у нас за плечами. Похолодало до – 13. Приближались сумерки, но мы твёрдо были уверены в том, что ночевать нам предстоит в Тамбове, и свою уверенность выражали в бойком движении вперед. За городом, на открытом пространстве, да при небольшом боковом ветерке холод показался весьма чувствительным. Стало ощутимо прихватывать пальцы на руках, ноги, щёки, нос… В таких условиях особо не задумываясь начинаешь придумывать комплекс физических упражнений, дабы вызвать прилив крови к замерзающим органам. Сия акробатика возвращает жизненные функции к онемевшим членам и отвлекает от монотонности зимнего пейзажа.
Стемнело как-то неожиданно. Ночь явила полную луну и змееобразную поземку с правого борта, смотревшуюся очень живописно. Не могу судить о состоянии дорожного полотна между Воронежем и Тамбовом в летнее время, но зимой дорог, в привычном понимании, здесь нет. Границы тракта определяются наметёнными сугробами, а сама стезя – сплошной лёд. Эта трасса могла бы удовлетворить поклонников супермарафона на коньках, не будь она так сильно выбита, изувечена и покорёжена дальнобойными грузовиками. Населённых пунктов в этих краях не много, и стадии нашего пути определялись расстояниями между придорожными кафе. В одном из них, после традиционных «откуда-куда-зачем», нам сообщили буквально следующее: «Ваши были здесь час назад».
Позволю себе ещё одно отступление. Накануне нашего отъезда из города мне позвонила одна моя добрая знакомая и сообщила, что встретила на улице трёх мотоциклистов, которые на двух мотоциклах едут из Беларуси (!) на слёт в Тольятти. У одного из мотоциклов некие технические проблемы. Чуть позже позвонили и сами путешественники. Сомнений не было – нам по пути, однако наши графики не совпадали. Оказав посильную помощь, мы договорились встретиться на слёте и, проводив собратьев в дальнейший путь, продолжили свои судорожные сборы.
Вот кто шёл впереди нас и так же как мы рвался сквозь морозную ночь к Тамбову. Во всех следующих посещённых нами забегаловках нам сообщали разные новости о наших предшественниках. В одном месте они опередили нас на час, в другом на полтора-два, третьем нас разделяли «минут десять, не больше». Казалось бы, ещё чуть-чуть, и мы увидим их габаритные огни. Но на сей раз разум победил спортивный азарт. Шёл десятый час вечера, когда мы остановились среди поля, чтобы сверить маршрут и решить кое-какие мелкие бытовые проблемы. Было темно. Злой юго-восточный ветер гнал колючую позёмку. Луна пялилась своим недобрым взглядом. Вся наша нехитрая электроника (три сотовых телефона и цифровой фотоаппарат), оказавшись на свежем воздухе, перестала проявлять признаки жизни. Согласно атласу дорог, до ближайшего жилья было около тридцати километров. Вот тут-то впервые за всю дорогу и пришло осознание того, что на самом деле шутки кончились, и затеянное нами предприятие может иметь гораздо более серьёзные последствия, чем нам представлялось сидя на теплом диване перед телевизором. Не хотелось бы нагонять жуть и пафос, но в тот момент очень реалистично представилась весьма вероятная картина: заглохни сейчас мотоцикл – всё! Конец, хана, крышка. Даже если бросить технику, даже если взять с собой лишь самое необходимое, шансов добраться по этой дороге до жилья один на сто. Или даже на тысячу. До Тамбова оставалось 90 километров, когда мы начали искать место для ночлега. На тот момент мы прошли около 450 вёрст.
Есть в стороне от трассы небольшой посёлок с названием Мордово. Эдакий «Мордор» местного значения. Здесь обнаружилось ветхое полуразрушенное строение с гордым названием гостиница и N-ое количество милиционеров со своеобразным чувством юмора. Представьте себе их фразу, но произнесенную со сцены, ну, скажем, тем же Жванецким: «Вы спортсмены или сумасшедшие?» Это стало бы классикой жанра! А чего стоит следующий диалог:
Ночь, мороз под двадцать, проселочная дорога в лесу. Милиционеры останавливают заиндевевших, закутанных по самые глаза, замерзших до полусмерти байкеров на мотоциклах.
- Куда едете?
- В Тольятти.
- За машинами?..
Жванецкий отдыхает!
После такого дня оказаться под крышей дома - неземное блаженство.
Нас разбудили в семь утра. Следует заметить, весьма бесцеремонно. В этом же здании, как оказалось, были размещены какие-то конторы, рабочий день начинается в восемь, а тут мы со своим внешним видом.
На улице –17. Дружно замечаем – потеплело. Белгородский «Квилёнок» (он же «Квилёныш», в зависимости от ситуации) завёлся после пяти минут работы кик-статером. Курский же «Волк» объявил забастовку. Когда все привычные методы были исчерпаны, было принято решение заводить «с толкача». Толкание так же не принесло результатов и «Волка» зацепили тросом за подвернувшийся «Жигуль». В итоге двигатель ожил, но перед этим куряне успели сделать пару кругов по селу, прицепленные к местной «шестёре». Доложу вам, это было шоу! Как говорится «по улице слона водили». Слона… Не отсюда ли название немецкого мотослёта?
«Мороз и солнце – день чудесный!» По выжженной морозом степи мчим в сторону Тамбова, кроша в алмазную пыль наметённые за ночь снежные торосы. В первой же кафешке наводим справки об идущих впереди нас. «Да, были. Ночью. Замерзли они сильно». Этот фанатичный напор вызывает уважение, разбавленное тревожной опаской: до жилья-то добрались? Прём дальше. Вот и Тамбов.
– Как нам на Пензу проехать?
– Прямо, потом направо… Ну вы долбанутые! Замерзнете на фиг!
Всё-таки есть в этом своё очарование. Упоение, как от игры с хищным животным. Солнце в морозном мареве, снежная пыль, змеящаяся по асфальту, острое ощущение себя и своего места в этом мире. Каждый пройденный километр не линейный отрезок пространства, а осязаемый кусок настоящей жизни. Каждая поломка – смертельная опасность. Каждая щель в одежде – бритвенный порез. Только так и никак не иначе!
И тут «Волк» начал сдавать. Не хотелось бы вдаваться в технические подробности, но вырисовывающаяся картина не внушала большого оптимизма. Дотянув до населённого пункта под названием «Вторая Гавриловка» провели осмотр и стали держать совет. Ясно одно – «Волк» дальше не пойдёт. Искать сервис, делать ремонт – это часов пять (если нужные запчасти найдём). А время уже 15-00. То есть, ночевать придётся здесь. Это значит, что даже если сможем тронуться утром на площадке слёта мы будем в воскресенье. Это в лучшем случае. Оставлять курян и дальше двигаться самим? Можно расценивать как попытку самоубийства. Прошлая ночь это продемонстрировала наглядно.
Николай Владимирович (ОСТ «Мустанги» г.Курск): «Будем считать, что это была первая попытка. Обидно, не спорю. Но мы возвращаемся с гордо поднятой головой. То, что нам удалось сделать, уже заслуживает уважения. Мы хотя бы попытались. Стыдиться нам нечего!»
Мы переупаковывали вещи, чтобы везти «Волка» в автосервис, когда из-за пригорка до нас донёсся рокот оппозитных моторов.
Да, это были те самые байкеры, с которыми мы общались в Белгороде, которые так долго шли впереди нас и которые теперь уже нас догоняли. Не всё просто, да? Стартанув из Белгорода, мы пытались догнать людей, выехавших в тот же день из Воронежа. Это всё-таки на 250 км дальше. И даже почти преуспели в этом. Они же в спокойном темпе сделав 220 км до Тамбова остановились на ночлег и затем продолжили своё путешествие в тот момент, когда мы уже были впереди них.
Итак, у нас новые попутчики. «Мустанги» всё понимают: «Давайте, парни, оторвитесь за всех нас!»
Когда заранее знаешь, что позже тебе придётся писать о том, что ты переживаешь в данный момент, сознание работает в креативном режиме, и контуры будущего опуса формируются в голове в режиме реального времени. Причём это происходит без особого участия личности. Просто вдруг замечаешь, что относишься к действительности, как к написанной кем-то другим книге. Горюя в кафешке в Гавриловке-2 о несбыточности задуманного, в мозгу как-то само собой зародилось название будущей статьи: «Как я чуть не стал героем». Десять минут спустя мозг уже трудился над новым названием.
Одна из самых древних заповедей гласит: «Относись к людям так, как ты хочешь, чтобы они относились к тебе». Ни у кого, кроме как у байкеров и старых дальнобойщиков, я не встречал более трепетного отношения к этому постулату. Эти люди отчётливо понимают, что по большому счёту мы все катимся по одной Большой Дороге и рано или поздно все пути пересекаются. Гора с горой не сходятся, а человек с человеком… Одним словом с недавними нашими знакомцами мы встретились как со старыми друзьями.
Несколько слов о наших новых спутниках. Самый уважаемый из них Роман Иванович (г.Минск, Беларусь), в порыве душевной близости называемый товарищами «Роман Поломаныч». Лидер международного мотообъединения «Rolling Anarchy MCC». На одном мотоцикле с ним «полноцветный» представитель той же организации Константин «Кот» (г.Одесса, Украина). Третий участник компании – скромный фанатик отечественных «совкоциклов» и большой знаток их устройства Саша «Маклауд» из города Гродно (Беларусь). Колёсный парк «анархистов» был представлен раритетным «К-750» «тысяча девятьсот лохматого» года выпуска и братом-близнецом нашего «Урала». На момент нашей эпохальной встречи парни прошли без малого 2000 км и находились в пути уже две недели, так как их путь пролегал через г. Днепропетровск (Украина). Слёзно распростившись с «Мустангами», мы двинулись в сторону Пензы.
По дороге к областному центру пензенской области ничего особенного не произошло, если не считать того, что похолодало ещё сильнее. В одном месте нам наперерез из кювета выскочила шальная легковушка без габаритных огней и едва не проредила нашу колонну. Чуть дальше встретили заглохшего «дальнобоя». Как олицетворение сурового назидания, он жёг на обочине запаску и исполнял вокруг неё фантастический ритуальный танец, пытаясь согреться. Населённый пункт с неземным названием «Колдуссы» породил химеру, непрерывно вращающуюся в мозгу на мотив песни из кинофильма «Бриллиантовая рука»: «А Дуссы-Колдуссы, что-то шепчут в тумане…». Ветер справа оставался нашим верным провожатым.
Пензенские друзья-байкеры, известные под объединённым псевдонимом «пензюки», встретили нас на подъезде к городу и проводили к месту ночёвки. От них мы узнали, что жизнь на площадке слёта уже бьёт ключом и что нынешняя статистика покрывает результаты прошлого года. Пока «железные кони» отдыхали в тёплом боксе, разговоров на съёмной квартире хватило до утра. Каково же было наше разочарование, когда утром выяснилось, что мы находимся уже в другом часовом поясе, и просыпаться придётся на час раньше. Болтать надо было меньше!
До Сызрани оставалось двести с хвостиком, плюс 140 км до посёлка Ширяево, где собственно и проходил слёт «Snow Dogs». Так себе расстояние, если подумать – две песни и там. Ох, говорила мне мама, не строй, сынок, планов в дороге! Поначалу всё было очень даже ничего. Вкусно и плотно позавтракали в придорожном трактире. Дружно гоготнули, увидев указатель с названием «Чемодановка», украшенный почему-то кованым петухом. Даже ветер, неожиданно дунувший слева, приятно удивил. А потом всё как-то стало меняться, причём не в лучшую сторону. Мы, «принюхавшиеся» к холоду за последние дни, сначала не заметили подвоха. Ну, холодно себе и холодно. А вот технику не обманешь. Моторы стали заводиться исключительно «с толкача». Провода «ураловской» электропроводки вдруг стали ломаться, как сухие макароны. Ясность внесла официантка придорожного общепита. На наш традиционный вопрос она, задумавшись ненадолго, ответила: «То ли –23, то ли –24». Скока, скока?! Мы так не договаривались! А что делать? Ехать надо.
Хотелось бы отдельно рассказать о том эффекте, который производят байкеры, входящие в кафе. В тёмное время суток. Зимой. Представьте: открывается дверь, и в клубах пара на пороге возникают пять покрытых инеем тел, в шлемах, подшлемниках, по брови замотанные в шарфы, полотенца, обрывки одеял, полиэтиленовые пакеты и скотч. Присутствующие в шоке. Персонал косится кто на тревожную кнопку, кто на дверь. Начинается процесс раздевания. Из-под кучи одёжек проявляются человеческие лица. Любопытство побеждает робость, и первый разведчик выглядывает за дверь.
«Они на мотоциклах приехали!!!»
На волне недоверия народ начинает шастать туда-сюда, посмотреть на какой такой чудо-технике можно кататься в мороз, выхолаживая и без того нежаркое помещение. От назойливых расспросов не уйти. Причём на главный вопрос «А зачем?» и сам-то ответа не знаешь. А ведь и, правда, зачем? После скорого чаепития начинается акт второй - «одевание», плавно переходящий в «А ну-ка, заведи» и, наконец, отъезд.
Прочь, прочь от людишек, греющих свои слабые тела и ещё более слабые души тщетной надеждой на то, что от всего на свете можно защититься. Они исступленно-участливо призывают тебя отгородиться от мороза, комаров, нищеты, злых духов, плохих людей и прочих неприятностей. Они искренне всей душой веруют, что от всего на свете можно спрятаться под крышей, за стенами, под материальным достатком, за окучиванием семейных грядок; раствориться в увлекательном процессе потребления. «Пока ещё не поздно, пока не началось, пока ты не пожалел. А ведь пожалеешь, наплачешься, попомнишь ещё!» Нет, люди! Вам не понять тех, кто точно знает, что все мы гости в этом мире и что то, что вы называете жизнью, лишь мишура на крыльях приснившейся ребенку птицы.
Вперед! В морозные пампасы, где закатное солнце красит кровью инистые султаны уснувших до срока деревьев! (Надо бы поаккуратней с зелёным чаем!)
А вот и Сызрань. Путаница с указателями, пост, «гайцы», демонстрирующие светлое сознание трёхлетних детей, ночь, улица, фонари… К утру обещают –30. Мудрый Романиваныч вносит предложение заночевать здесь. Аргументы: точной дороги «в пампасы» не знаем, в час ночи (это в лучшем случае) на площадке будет не до нас, здесь есть гостиница, утром прибудут проводники, и погода. Убедительно.
Паркуемся, заселяемся, отправляемся на ужин. Армянская кухня. В меню суп-харчо, удивительно похожий на макароны быстрого реагирования типа «Ролтон», парниковые помидоры-огурцы, пельмени с соевым мясом, роскошь человеческого общения, коньячный спирт (совсем чуть-чуть). Ночью прибыла подмога от родных самарских «Night Wolves MG. И, как выяснилось позже, очень кстати.
Утро подтвердило наши догадки о собственных умственных способностях. С ума сойти! Взрослые люди, не первый год за рулём, прогноз погоды слышали…
Ну, хоть бы кто-нибудь догадался снять аккумуляторы и занести их в теплое помещение!
Нетрудно догадаться, что эти весьма важные компоненты системы электрического снабжения мотоциклов, оставленные на улице при морозе за 30, превратились в ледяные кирпичики. Из пакета с молоком можно было бы выжать больше энергии, чем из этих квадратных сосулек. К этому моменту наша делегация разрослась до размеров локальной первомайской демонстрации. К нам присоединились: Саня «Омон» (NW - Самара) на автомобиле «Нива», известный в самарских мотокругах Сергей Белов, в сопровождении Мамы Светы, питерской журналистки («Мото-Мания») на джипе «Wrangler», Стас (московский представитель «анархистов» со своей, как он её представил, сестрой, так же на автомобиле. Активное участие в нашей судьбе приняли и сторожа автостоянки, на которой ночевали моторы. Мотоциклы толкали, тянули тросами, грели паяльными лампами, «прикуривали» их от автомобилей, ставили на них автомобильные аккумуляторы, меняли им свечи… Когда заводился один – глох другой; когда трогался второй – у третьего пропадала искра. Самым активным игроком на площадке был гродненский Саня. Он ставил диагнозы, лез в проводку, откручивал гайки и выглядел настолько счастливым, будто всю жизнь мечтал поковыряться с железками на морозе.
Был момент (у нашего мотора на этот раз куда-то делся «плюс»), когда я предложил «анархистам» оставить нас и самим добираться до площадки слета. В конце концов, здесь уже была наша машина, последние 140 км можно было бы доехать и на буксире. На что поступил суровый ответ: «Вместе приехали - вместе и уедем».
Запомните дети, так говорят и поступают только правильные байкеры!
Пять часов нам понадобилось для того, чтобы восстановить жизненные функции наших байков. Пять!!!
Слышал бы Дима «Гор», что в эти часы мы говорили о людях, придумавших все эти зимние мотослёты! Все эти «элефанты» и «сноу доги»! В дальнейшем пути мы остановились лишь однажды для того, чтобы (не глуша моторы) уточнить маршрут и вырубить по берёзовому колу. В качестве сувениров для организаторов.
Через несколько километров пред нами предстало то, ради чего стоило пилить тысячу с лишним километров по морозу. Ещё на автостоянке услышав о том, куда мы направляемся, сторож протянул: «А, маленькая Швейцария…» Мне лично претят такие сравнения. Если Самарская Лука – так называется эта природоохранная территория – маленькая Щвейцария, то Волга должна быть маленьким Атлантическим океаном, Жигулевские горы – маленьким Тибетом, а вся наша страна – маленьким земным шаром. Так нам что, свой глобус выпускать? Хватит уже, пожалуй, искать сравнений в какой-то там Швейцарии или Малайзии. Нет их. Придумали, чтобы людей дурачить. Самарская Лука – это настоящая жемчужина нашей родной русской природы. И не надо подтягивать под это дело какие-то там надуманные евростандарты красоты.
Представьте, настоящий горный серпантин. Проступающая сквозь снег скальная порода, сосны и ели цепляющиеся вьющимися корнями-лианами за камни, щетина орешника на склонах. Минута-другая и в распадке между двух лесистых великанов открывается вид на Волгу. Вся в зеленоватых торосах и дымных полыньях. Хочется избежать банальностей, но ей-ей, дух захватывает от увиденного.
И ещё от того, какие же всё-таки слабые тормоза у мотоцикла «Урал».
До конечного пункта нашего путешествия остаётся всего ничего. Совсем ничего… И вот уже указатель «Ширяево», с оторванной буквой «я». Романтическая руинка с мемориальной доской. «Здесь в таком-то далёком году был построен завод по обжигу извести». Инициатор постройки завода г-н Ширяев. Вот оно как! «А не щёлкнуться ли нам на фоне исторического объекта?» Цифровой аппарат делает «Зы-ы-ы…», убирает объектив, складывается втрое, жалостливо скулит и уползает обратно в карман. Чтобы вы хотели? –32!
Пересекаем посёлок (местные жители не обращают на нас никакого внимания, до нас насмотрелись), и выезжаем к поляне у подножья горы.
Вот он, первый и пока единственный в России зимний мотослёт «Snow Dogs». Армейские палатки, дымы костров, пара грузовиков, музыка орёт… Люди в мехах, похожие на махновцев или неандертальцев… Мотоциклы, мотоциклы, снегоходы, пара мотороллеров, трайк на прицепе, какие-то диковинные аппараты «об одном колесе»… Эсэсовец на древнем BMW с пластмассовым автоматом в руках. Вытаскиваем из боковых прицепов берёзовое кольё: «Вы Гора не видели?» Народ веселится, как на карнавале в Рио. Всяк стремиться похлопать по плечу и поднести стопку с куском шашлыка – мы последние (читай «крайние»), кто приехал своим ходом.
- Погодите, ребята, мы сейчас. Нам бы «Гора»…
- Здесь я!
- Ну, привет…
Как знать, быть может, мы заложили новую традицию: ласково побивать кольями организаторов слета при встрече.
Ощущения фантастические. Несмотря ни на что мы сделали это! Добрались. «Гор» выдаёт нам овечьи шапки и меховые жилеты. Это для тех, кто своим примером доказал, что и России мотоцикл может быть зимним видом транспорта. Для остальных эта экзотика по 100 $ (Вот почему все похожи на лесных разбойников.) Кругом знакомые байкерские лица: Дэн, Гор, Андрюха, Кавасаня, - «Брат! И ты здесь!» - Фарид, Роман Иваныч, Омон, Борман, Кот, Олег Семин, Саня, Юрьич… У Юрьича день Рождения - 49 лет! Боже мой, где мы только не встречались, но чтобы вот так… Зимой! Это... это, знаете ли…
Натягиваем спонсорский транспарант, расправляем флаг Ассоциации Байкеров. Собираемся ставить палатку. Самарские «Ночные Волки» смотрят недобро: «Даже не думайте. Всё. Кончился экстрим. Ночевать будете в школе. Мы договорились».
Финал приключения прост: мотоцикл до весны останется в Самаре. Обратно с пивком на паровозе. Спросите, почему не написал про отмороженные пальцы и нос, выдавленные сальники и неповоротную от холода ручку газа? Надо ли? В конце концов, мы ехали не за трудностями (которые, конечно же, были), а за эмоциями и впечатлениями. Эти эфемерные элементы жизненного багажа мы и представляем здесь для отчетности. Выводы о том, что было правильно или неправильно сделаны. Постараемся учесть на следующий год.
Что значит поедем или нет? Конечно, поедем!
Дорог много, Путь – один!